Марина Альтшулер. «Похороны кукушки»

Статья о весенне-летнем обряде, называемом похороны кукушки, или крещения кукушки

Марина Альтшулер, научный сотрудник Центра народной музыки Московской Государственной Консерватории

Скоро Вознесение, по-крестьянски «ушестье», или «шостый четверг». Вот вам кукла-кукушечка, такую делали в некоторых местах на юго-западе России именно на Вознесение, а потом торжественно хоронили. Эту куклу для нас сделала бабушка из Людиновского района Калужской области.

«Кукушка»

Почему кукушка? С этой птицей всегда были связаны определенные мифологические представления. От других птиц кукушка отличается тем, что не вьет гнезда и не выводит птенцов, считается, что именно за это на Петров день птицы изгоняют ее из леса. Наиболее устойчивы верова-ния, что кукушка - воплощенная душа умершего или вестница мира предков. В северо-западных областях (Псковская область, Полесье) существует обычай полевых голошений с кукушкой, об-ращаясь к ней как к покойному родственнику или передавая ей весточки для него. Поскольку ку-кушка осознается как медиатор между мирами, как вестница с «того» света, она наделяется способностью предсказывать будущее.

Обряд предстает перед нами в нескольких вариантах – «похороны кукушки» и ее «крестины». нас такой абычай, што харанили. А у некатарых деревнях называлася «крестили какушку». Крeстьбины были. Ну, делають какушку и крестьбины ей делають. Как ребёначка крестят. И абед, и гуляют. Если крестят, то не закaповают».

Пару раз удалось записать, видимо, полный вариант обряда, в котором сделанную на Воз-несение куклу крестили и закапывали, а на Троицу поминали (иногда при этом разрывая). Во мно-гих селах под названием «крестить кукушку» остался лишь третий этап обряда – собственно по-минки с весельем в лесу; так обряд трансформировался в праздник. Делали куклу по-разному. Если в других местах бытования обряда «кукушкой» часто становилась травка «кукушкины слезки», а в редких случаях даже собственно чучело птицы, то в Людинов-ском районе это была тряпочная кукла, в основе которой была раздвоенная березовая (иногда оль-ховая) веточка. По выражению исполнителей ее «пеленают», то есть обертывают красивыми тря-почками, которые приносят девки («кто какой махорик, ласкутик») - шить при этом нельзя было.

Интересно, что иногда куклу делали с каблучками, то есть конец каждой из двух веточек раздваивался еще раз; возможно, что это орнитоморфная деталь, обозначающая птичьи ножки. «Ножки» пеленали обязательно красной тряпкой, далее делали традиционный девичий костюм. Как и большинство архаичных кукол, кукушка должна была быть «слепая», то есть без лица, но в более поздних вариантах его стали рисовать.

Изготовленная кукла – молодая девка, это много раз проскальзывает в репликах исполните-лей – «положи девку да получше». Во фразе «отдаем мы девку замуж» слышатся отголоски древ-него жертвоприношения, хотя сами бабушки, конечно, об этом не задумываются. Смысл произво-димых действий они объясняют традицией: «Па абычаю. И сроду, сроду!».

Крещение было достаточно условным: «пабрызгають, памоють её». Потом сделанную куклу ставили на окно или клали на лавку, делали гробик, застилали его соломой, которая по на-родным представлениям «греет покойников», делали подушечку, набитую соломой. Далее все делали по традиционному похоронному обряду – гробик несли на носилках, опускали в ямку на по-лотенцах и т.д. Закапывали чаще всего в ржаном поле, что прямо указывает на связь с аграрной магией.

Обряд с кукушкой являлся одним из женских весенних обрядов, в нем участвовали девуш-ки и молодки; параллельно свои «похороны кукушки» могли делать девочки. Обряд совершался тайно, мужчины, парни не могли присутствовать при нем и знать о месте «крещения» и захороне-ния кукушки. Для этого хоронили рано, до восхода солнца: «а тада рана подымаемся на Возне-сение, рана-прерана. И мы убеrаем, штоб ребята нас не нашли!».

Парни (в поздних вариантах - дети) караулили девок на крышах, старались подсмотреть и разорить место захоронения. Иногда оно оказывалось тайным даже для участников: похороны производили одна-две выбранные девушки. Особо смелые девки делали фальшивую могилу с нечистотами. Настоящую могилку затаптывали, чтобы никто не видел, а если ставили крестик, то так, чтобы не был виден во ржи. Раньше тайность совершаемых действий была необходимой; по описанию начала 20 века «Ни одна крестьянка не сознается, что умеет «сряжать и кстить кукушку».

Если могилка все-таки разрывалась, ребята приносили куклу, надсмехались над девками, иногда в насмешку прибивали ее к столбу, вместе с лаптем, в котором ее там хоронили. При серь-езном отношении к обряду, в этом случае праздник был сорван, это могло предвещать плохой урожай или неудавшееся замужество, девушки очень плакали; позже, конечно, наблюдалась более игровая атмосфера.

Последний этап обряда – поминки, а кое-где торжественное выкапывание кукушки через неделю после Троицы. На помин собирались все – и ребята, и девушки, делали общий стол, при-чем обязательной ритуальной едой были яйца – «пару яец мать сварить и дращёну спекеть». Там уж «столько народу, там столька шуму, там сколька веселля!», «и гармошки, и песни, и танцы, и страдания, фсё!».

Во время похорон по кукушке обязательно причитали, выбирая при этом наиболее умелую в этом деле молодку («ну, каму ш плакать? нада Маньке плакать!»). При этом, как часто это бывало, начинается плач символически («Што вроде паложено»), а как «начнёть причитывать и заплачеть па всей па правде. И заrалосить, и мы заrалосим».

Другие репортажи и статьи о крещении (похоронах) кукушки и кумлении

Вы можете поучаствовать в обряде крещения кукушки на Троицу, 12 июня 2011г. на фестивале Пустые холмы
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?